История героя vainglory: Лорелея

Драконья впадина

До того, как нага услыхала песнь Адажио, её жизнь была однообразна. Она ухаживала за коралловыми садами. Танцевала с жемчужинами, развлекая пираний. Сплетничала с моллюсками, но избегала медуз и актиний. И раз в год выплывала наверх, чтобы пощекотать брюхо Архелона, когда он проплывал мимо.

Но потом она услышала песню и впервые за свою долгую жизнь почувствовала любопытство.

На берегу моря сидел на сухом камне небесный житель, сложив за спиной лазурные крылья. «Здравствуй, Лорелея, — сказал он, вот так легкомысленно дав ей имя. — Меня зовут Адажио, и я принёс тебе подарок». В сложенных руках он держал яркий круглый апельсин.

Лорелея вытащила изо рта костлявого морского конька, недожевав его. «Это солнце?» — спросила она.

«Это апельсин. Его едят».

Лорелея понюхала апельсин. Терпкий сладкий запах заполнил, казалось, всю её голову. Под водой не было сладостей, только соль и кровь.

«Достань мне драконье яйцо, зарытое под Драконьей впадиной, — попросил Адажио, убирая апельсин. — И тогда ты получишь свой подарок».

Лорелея нырнула и опускалась всё глубже и глубже в кромешную тьму. Чтобы видеть здесь хоть что-то, ей пришлось схватиться за приманку удильщика. Наконец её волосы зацепились за огромную кость одного из последних драконов, который упал сюда задолго до появления моря. Это была Драконья впадина. Лорелея сунула руку глубоко в ил и нащупала чешуйки на гигантском яйце. Удильщик ускользнул от неё, и ей пришлось плыть к свету в одиночку.

В свете яркого солнца яйцо оказалось зеленовато-золотистым. Адажио похвалил нагу, вручил ей апельсин и рассмеялся, когда она стала грызть его, даже не почистив. Он посоветовал снять и выбросить кожуру, но Лорелее понравилась эта приятная горчинка.

Адажио улетел и унёс яйцо с собой, а Лорелея вернулась в море. С тех пор прошло много времени. Она танцевала с пираньями, ухаживала за кораллами, вытаскивала жемчужины, чтобы у моллюсков не болели челюсти, и старалась не встречаться с медузами. Она уже позабыла Адажио и вкус апельсина. Но когда она пощекотала брюхо Архелона ещё тысячу раз, песня послышалась вновь.

И снова её встретил Адажио, и снова она нырнула в кромешный мрак, обшаривая ил на ощупь, пока не нашла ещё одно яйцо. И снова она обменяла яйцо (на этот раз волнисто-жёлтое) на яркий круглый апельсин. И снова она благоговейно наслаждалась хрустом его сладких семечек. И вновь вернулась в своё море, где всё было так привычно, и позабыла Адажио и песню, и вкус апельсинов.

Тысячу щекоток Архелона спустя Адажио вернулся и опять запел. Лорелея достала пятнистое драконье яйцо и выбралась на камень рядом с Адажио, чтобы отведать свой апельсин. «Зачем ты приходишь за яйцом каждую тысячу циклов Архелона?» — спросила она, слизывая с пальцев липкий сок.

«Именно столько нужно человечеству, чтобы прийти в упадок», — объяснил Адажио.

«Упадок? Это как Драконья впадина?» — спросила она.

Адажио улыбнулся и потрепал Лорелею по длинным волосам. «Вроде того. Человечество учится и адаптируется куда лучше, чем иные земные создания. Но потом они создают цивилизации, в них проступает жадность, и тогда приходит упадок. Подобно тому, как пали драконы много веков назад. Эти яйца помогают спасти людей от самих себя».

«Но я не понимаю», — сказала Лорелея.

«Возможно, это к лучшему», — сказал Адажио.

Лорелея вернулась в море и вскоре забыла про Адажио, апельсины и яйца. Но девятьсот девяносто пять щекоток Архелона спустя она вновь услышала песню и ринулась на поверхность. На этот раз там стоял не Адажио.

«Здравствуй, Лорелея», — сказала незнакомка, которая пела песню. Она была одета в чёрное, а на голове виднелась корона, прикрывавшая глаза. Вокруг кружила стая воронов. В руках незнакомка держала корзину, полную апельсинов.

Никогда в жизни Лорелея не видела столько апельсинов. Она с любопытством подплыла поближе. «Ты — человечество?»

«Я королева».

«И тебе тоже нужно яйцо?»

«Мне нужно особое яйцо», — ответила королева.

Лорелея погрузилась в морскую пучину под Драконьей впадиной и вскоре нащупала чешуйчатую поверхность яйца. Затем она выплыла наверх. На свету яйцо блестело пурпурно-розовым. «Это то самое яйцо?» — спросила она.

«Ты молодец, Лорелея, — сказала королева. Она дала наге апельсин и передала пурпурно-розовое яйцо своим охранникам. — Но это не совсем то яйцо, которое я ищу. Принеси мне другое, и я дам тебе ещё один апельсин».

Лорелея замерла прямо с апельсином в зубах. Ей никогда не давали сразу два апельсина за раз и даже за тысячу лет. Она нырнула в море, зажав апельсин в зубах, и вернулась с тёмно-синим в полоску яйцом. Ей дали другой апельсин, и Лорелея сгрызла его с восторженным визгом, пока королева осматривала находку. «А это особенное яйцо?» — спросила нага, надеясь, что это не так.

«Нет, — ответила королева, но всё же забрала яйцо себе. — Но у меня для тебя ещё полно апельсинов».

И снова, и снова Лорелея ныряла в море. Она доставала яйцо за яйцом, пока они не перестали умещаться в руках королевских охранников. Наконец она достала яйцо глубокого чёрного цвета — настолько чёрного, что Лорелее стало не по себе от одного его вида. Она с облегчением отдала его королеве.

«Да, это оно», — прошептала королева.

«Спасение человечества от самого себя?» — спросила Лорелея.

Королева замолчала. Один из воронов приземлился рядом и оглядел нагу, склонив голову набок. «Нет, — прошептала королева. — На этот раз не от себя». После этого она покинула берег моря, а за ней ушли охранники и улетели вороны, которые ещё долго чёрным пятном маячили на небе вдали. Лорелея осталась наедине с корзиной, в которой было ещё полно апельсинов.

Она долго сидела на камне, наблюдая за закатом солнца, и ела апельсины, пока от них не заболел живот. Затем она вернулась в море, где всё было так привычно и где она вновь забудет обо всём, что произошло.

Но она не успела забыть. С тех пор, как Лорелея услышала песнь королевы, она успела пощекотать брюхо Архелона всего пять раз, и её язык ещё помнил сладковатую горечь апельсина. Привлечённая песней, она поднялась на поверхность и обнаружила Адажио с апельсином в руках. Бросив жемчужину, она нырнула и опускалась всё глубже и глубже в кромешную тьму, а потом вернулась с ярким рубиново-красным яйцом. Но когда Адажио протянул ей апельсин, Лорелея отказалась.

«Я хочу, чтобы ты мне объяснил», — попросила она.

Адажио улыбнулся, нежно и печально. «Драконы спасают человечество так же, как ночь спасает день. Как смерть может спасти жизнь».

А когда он улетел, Лорелея осталась на берегу, обняв свою жемчужину, и наблюдала, как солнце клонилось к закату. Оно стало оранжевым, затем красным, потом фиолетовым и наконец пропало за горизонтом. Тьма окутала мир, и Лорелею пробила дрожь. Она поняла, что имел в виду Адажио.